Узнать подробнее...

г. Слободской, ул. Володарского, 45

#СлободскиеВетераны

18 марта 2024 года

исполнилось 100 лет Валентине Николаевне Рогачевой.

Валентина Николаевна Рогачева

Её малая родина – деревня Репинцы Трёхреченского сельсовета недалеко от города Кирова (который тогда ещё звался по-старому Вяткой). В семье была старшей из пятерых детей. С девяти лет – главная нянька в семье. Девочке удалось окончить только начальную школу, потом она работала в колхозе и помогала родителям с младшими детьми.

С началом войны всех мужиков и молодых парней призвали на фронт. Отец по возрасту и здоровью ушёл в трудовую армию. Председателем колхоза стал 68-летний малограмотный старичок, да был ещё счетовод с образованием 7 классов, а 17-летнюю Валентину назначили бригадиром. В её подчинении оказались
50 женщин и детей.

Крепких молодых лошадей из колхоза также забрали для нужд фронта, – остались лишь несколько старых, которых очень берегли и старались не перегружать работой.

Рабочий день 17-летней девушки-бригадира начинался в 4 утра с обхода домов и распределения работы: кому на какой участок выходить и что делать. После 8 утра она ходила от бригады к бригаде и от поля к полю, чтобы провести учёт выполненной работы. Сколько километров так за день проходила – одному Богу известно. Спать ложилась за полночь: пока всё подсчитает, да план работы на следующий день определит… В плане требовалось учесть объём и тяжесть всякой работы, чтобы нагрузка на подчинённых легла равномерно.

Особенно трудно приходилось в сенокос: пора кратковременная, надо всё успеть – и скосить, и поворошить, и в копны собрать, и на сеновал свезти. В эту пору Валентина уговаривала мальчишек 7-8 лет, чтобы тоже поучаствовали в вывозке копен на лошадях. А мальчишки условие ставят: «Разрешишь нам на обеде коней искупать – пойдём на работу, а если нет – дома останемся». Приходилось соглашаться.

Голодовали очень. У кого коровы были, тем всё же легче ребят кормить, а у кого нет – у тех дети болели. Когда, бывало, вечером идут с работы домой и стар и млад, то заходят на склад, чтобы получить по стакану муки, заработанной за трудодень. Дома эту муку замешивали с крапивой или иной травой, чтобы было из чего сделать лепёшки или похлёбку.

Когда принимались молотить горох, Валентина оповещала, чтобы бабы послали детишек гороху поесть (после молотьбы всю выработку требовалось отсылать в город).

В один особенно тяжёлый год им велели сдать и весь урожай зерновых – не осталось даже на семена. Пришлось по весне за зерном для нового сева ходить пешком на станцию в Киров; здесь каждой женщине-работнице нагружали 20-килограммовый мешок, – и шла крестьянка с таким грузом по весенней распутице 14 километров до своей деревни. (Старых колхозных лошадей к этой работе не привлекали сознательно: давали им возможность набраться сил перед всеми тяготами посевной поры).

О Победе она узнала от односельчанина, который ходил в село Трёхречье в сельсовет и принёс оттуда газету в подтверждение своих слов: «Бабоньки, война закончилась!»

Проводив своего любимого на службу в 1943-м, Валентина ждала его семь долгих лет: после войны его оставили служить в ГСВГ (Группе советских войск в Германии). Когда он вернулся в родные края, то выучился на железнодорожника и получил направление на железнодорожную ветку фабрики «Белка». В связи с этим направлением молодые супруги и переехали на Слободскую землю.

Валентина Николаевна на новом месте сначала работала в цехе меховой фабрики, расположенном в Оглоблино, а потом в 1954-м перешла в тарный цех спичечной фабрики. Непроста была работа с древесиной, из которой делали ящики для продукции, и не раз Валентина пробовала перейти в другой цех – но начальник всё не отпускал и уговаривал остаться. Так в итоге и отработала она 25 лет в том цехе. На этом трудовом пути к её медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.» добавились другие награды.

Выйдя на пенсию, Валентина Николаевна ещё некоторое время работала вахтёром в общежитии. Сейчас она живёт в семье сына, а в ряду её наследников – уже четырнадцать правнуков и даже один праправнук.


13 марта 1934 года

Валентина Алексеевна Мерзлякова родилась в деревне Вихари Епишинского сельского совета (недалеко от села Ильинского).

Валентина Алексеевна Мерзлякова

В семье было четверо детей, Валя старшая среди них. Дом был большой, жили в нём три семьи – дед с бабушкой, его брат с женой и семья Вали.

Отец ушёл на фронт и не застал рождения младшей дочери, которая появилась на свет уже в 1942-м. С войны он не вернулся – погиб подо Ржевом.

Валя пошла учиться восьми лет от роду. Начальная школа находилась в деревне Кузнечонки, а с пятого класса ребята учились в Ильинском.

Всё свободное от учёбы время Валя помогала маме – и за младшими присмотреть, и по хозяйству помочь. А летом и говорить нечего: усадьба 40 соток, да ещё сена надо наворошить и насушить на двух коров.

Семья дедушкиного брата тоже держала корову, а пасти коров поручали Вале. Пока коров пасёшь – собираешь щавель и другую съедобную зелень, а ещё грибы по опушкам и ягоды. В августе наступала пора сбора черёмухи – много её у деревни росло. Ягоды сушили на продажу. В город возили продавать и молоко, а дед вязал мётлы, – их люди тоже охотно брали. Так пережили военное лихолетье.

Вале удалось окончить только 5 классов, после чего мама отправила её в город «в няньки» – присматривать за детьми, живя в городской семье. Здесь к Вале хорошо относились, в 16 лет помогли выправить паспорт, и она устроилась работать на фанерный завод (прежнее название фанерного  комбината).

На заводе Валентина познакомилась с будущим мужем – участником войны, работавшим в цехе деревообработки (сейчас его уже нет в живых). В одном цехе она отработала 40 лет, была на хорошем счету и много раз становилась победителем соцсоревнования.

Сообщают, что в день своего 90-летия Валентина Алексеевна была бодра и общительна, вместе с дочерью накрыла праздничный стол.

На основе публикаций
Слободской районной
организации ветеранов