SMARTСЕТЬ. МТС mobile

г. Слободской, ул. Володарского, 45

Бобино, 1930-е: судьба священника и храма

«Иногда мы совершенно не представляем, какие страсти кипели раньше там, где мы теперь», – такими словами директор Вахрушевской школы Игорь Олин предварил размещение ВКонтакте новой публикации из своего интернет-дневника igorolin.livejournal.com

Речь в этой публикации (от 3 августа) идёт о судьбе священника Василия Агафоникова, который служил с 1920 по 1930 гг. в Благовещенской церкви села Бобино.

Священник Василий Агафоников

Ниже вниманию читателя предложен тезисный (сокращённый) пересказ данной объёмной публикации. Её полную версию можно открыть по ссылке:

Отчего в центре Бобино так и не появился пруд

О судьбе дореволюционной каменной Благовещенской церкви, где служил отец Василий:

– …Взорвана она была в 30-е годы прошлого века. Одним из тех, кто принимал решение о разрушении церкви, был председатель сельсовета М.А. Бушуев. А его сын, Владимир Михайлович, являлся главным инициатором воссоздания в селе церкви, и силами прихожан в начале нынешнего столетия была воздвигнута деревянная церковь Николая Чудотворца.

На месте взорванного храма осталась «церковная горка», которая в советские десятилетия была любимым местом детских игр (зимой с неё катались на санках и лыжах).

Вот в сопоставлении облик прежней каменной и действующей деревянной церкви в Бобино.

Каменная Благовещенская церковь

Действующая деревянная церковь Николая Чудотворца в Бобино

Автор очерка Игорь Олин вспоминает на правах очевидца:

– Я тоже принимал небольшое участие в восстановлении исторической справедливости. Когда мы откапывали старый фундамент, меня более всего потряс факт, что холодное картофелехранилище внутри «церковной горки» – бывший склеп, где хранились тела умерших.

Говорится также о судьбе церковного кладбища, на месте которого в советскую пору был размещён конный двор:

– Мальчишками мы знали, что когда-то здесь хоронили людей, потому что периодически нами выкапывались человеческие черепа и кости (существовала легенда о тайном ходе и кладе, на поиски которых мы отправлялись). Однако масштабы захоронений стали ясны, когда новым поколением были предприняты попытки вырыть в центре Бобино пруд. От затеи пришлось отказаться, так как поднятая бульдозером земля оказалась густо перемешана со скелетами.

Два ареста отца Василия

О судьбе священника Василия Агафоникова в очерке рассказывается с опорой на информацию 7-й книги из серии «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия…». (вышла в 2002 г. в тверском издательстве «Булат»).

– Отец Василий был назначен служить в Благовещенскую церковь в марте 1920 года. Село Бобино было одним из старейших и обширнейших в Вятском уезде, прихожан в начале двадцатого века насчитывалось более семи тысяч. Через село проходил Лешуконский тракт – торговый путь на Шестаково, Лекму и далее, а также путь крестного хода на реку Великую.

6 ноября 1930 года отца Василия арестовали и заключили в тюрьму в Вятке (ныне Киров). Вот выдержка из его показаний на допросе:

– В 1929 году на церковь была наложена страховка, которую церковь самостоятельно не в силах была уплатить, а поэтому я обратился к прихожанам, с тем чтобы последние в этом содействовали. Во время богослужения они собирали, ходя с кружкой, и таким образом было выплачено всё полностью. Проповеди читал чисто евангельские, не касаясь как власти, так и колхозов и коммун и не задевая никаких мероприятий, проводимых советской властью…

Однако в обвинительном заключении высказывается иная версия событий (опять-таки выдержка):

– Агафоников говорил, что современные школы и учительство развращают детей, учат баловству… Группа кулаков во главе с попом Агафониковым на протяжении целого ряда лет вела антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий, проводимых советской властью в селе, и против существования самой советской власти.

29 декабря 1930 года тройка ОГПУ приговорила отца Василия к пяти годам заключения.

Отбыв наказание, с середины 1930-х Василий Агафоников служил уже в других краях, и свой второй арест встретил 30 ноября 1937 года в селе Губино (Можайский район Московской области), где был священником Николаевского храма.

В день ареста председатель сельсовета составил для НКВД справку, в которой писал, что священник «проводит контрреволюционную агитацию среди колхозников, каковой подрывает мощь колхоза».

3 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила 52-летнего Василия Агафоникова к расстрелу. 9 декабря 1937 года он был расстрелян и погребён в общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Семья

Православной Церковью отец Василий прославлен как священномученик (священник, пострадавший за своё исповедание) в числе Собора Бутовских новомучеников, чья память совершается в 4-ю субботу по Пасхе.

Из начальных строк жития о. Василия можно узнать, что он родился в 1885 году в селе Медяны (сейчас это территория Юрьянского района) в семье псаломщика Свято-Троицкой церкви.

Его мать, обладая прекрасным слухом и хорошим голосом, знала наизусть около трёхсот народных песен.


От себя добавлю немного про автора очерка – Игоря Олина, директора Вахрушевской школы.

По своей специальности Игорь Витальевич – преподаватель истории. Читая публикации в его интернет-дневнике, на протяжении лет я признателен автору за избегание «чёрно-белых» политизированных трактовок в описании исторических событий и желание беспристрастно рассмотреть то положительное и то негативное, что приносила с собой та или иная эпоха.

Желающим упрекнуть Игоря Витальевича в «антисоветском настрое» за его рассказ о судьбе расстрелянного священника – могу напомнить, что год назад, когда в Слободском бушевала полемика о переименовании улиц, Игорь Олин высказался против смены названий (подчёркивая при этом, что не является ни коммунистом, ни атеистом).

Две публикации по данной теме в интернет-дневнике Игоря Олина:

Церковное руководство в Слободском потребовало сменить советские названия улиц на царские

Россия, которую нам возвращают. Фальсификация истории на примере Слободского

Подготовка публикации –
Дмитрий Лалетин